Контр-игра в социологии

15-12-2017 14:10:56   | Армения  |  Аналитика
 


Обычная схема социально-политических статей развертывается вдоль догадок, прогнозов или предвосхищений состоявшихся событий и включает в себя попытки разъяснения читателю их связи или сопряженности с планами, стратегиями или очевидными интересами действующих субъектов. Почти никогда не предпринимаются попытки набросать контуры напрашивающейся контр-игры. В реальной жизни люди всегда как-то реагируют на происходящие события, и более того, - действия самих людей – это непрерывный поток реакций на обрушивающиеся события. Но ведь социология как наука могла бы давно вооружить людей поведенческими щитами, защищающими их от мечей противника. Тем более, что методы, которые использует противник, не меняются тысячелетиями. 
 
Рассмотрим один из таких популярных методов. Например, Эрдоган (или любой другой политик), который должен подавить стремления христианских (или иных) общин к самостоятельной культурной или религиозной жизни, вносит раскол в саму общину, противопоставляя одну ее часть другой. Тем  самым он парализует ее общинную волю.  Каким образом происходит раскалывание общины?
 
Традиционный способ – создание классового расслоения. Т.е., одной части членов общины разрешается быстрое и беспрепятственное обогащение, причем с явными нарушениями уголовно-правовых норм. Далее, почувствовав вкус богатства и привкус поддержки, данная часть общины готова на все, чтобы не потерять свалившееся на нее состояние, и выступает естественным союзником Эрдогана. Понятно, что при любых внутриобщинных выборах они будут безукоризненными проводниками воли Эрдогана. 
Но он не оригинален. Такие методы используются тысячелетиями, а чтобы затушевать целенаправленный и искусственный характер построения такого «классового» общества, социология, которую, точнее можно назвать «оккупационной социологией», миллионами тиражей плодит миф о неизбежности классовой борьбы в обществе. Отсюда для самой социологии можно уточнить, что понятие класса не является общенаучным социологическим понятием, а вчленено в определенную социальную технологию, целью которой является беспрепятственное использование определенной социальной энергии подчиненных сообществ.
 
Если некоторое сообщество, живущее в разных странах, например, армяне, тысячелетиями раскалывалось этой технологией на квази-классовые подгруппы, то при отсутствии объединяющего института  той же мощности, что и разобщающее воздействие, армянские общины приобретут качества взаимотормозящих социальных устройств, выбрасывающих не подчиняющиеся этой логике лишние энергетические потоки за пределы своей общины.  Одновременно в общине разовьется неистовое стремление к материальному обогащению, поскольку перед глазами будут постоянно маячить вызывающие зависть и отвращение фигуры маленьких продажных боссов - «смотрящих» от титульного государства. 
 
Где же контр-игра? Где социология, которая должна выполнить свое предназначение и обогатить нас технологией защиты от расчленяющей мощи титульного государства? Увы, популярная «оккупационная» социология, которая преподается во всех университетах Запада и Востока, делает свое черное дело – способствует, чтобы и в новых «независимых» государствах утвердилась та же схема «квази-классового» строя. Из общества выбираются не самые лучшие по моральным качествам представители, им предоставляется полное право грабить своих соотечественников (достаточно упомянуть обманутых покупателей непостроенного жилья и тех, кто пострадал, вложив свои деньги в незащищенный бизнес), им предоставляются административные полномочия, и та же схема снова реализует свои ядовитые последствия. Теперь доступ населению к его же собственным благам надежно перекрыт. Те, кого называют олигархами (некоторые, путаясь в понятиях, называют их олигофренами),  стоят на общественных перекрестках со своими «тонтон-макутами», перенаправляя всю жизненную энергию нации на потраву своих хозяев. 
 
Т.е., Эрдоган, здесь ни причем, просто схема этой технологии предполагает не двухэтажное классовое общество, а, как минимум трехэтажное общественное здание: 1.реальный хозяин (владелец) – 2.выдвиженцы в обслугу (управляющие) – 3.население (народ). А чтобы реальный хозяин не засветился, и была придумана оккупационной социологией теория борьбы классов, например, олигархов и их бедных родственников, которые пашут не хуже негров. Но поскольку они начинают уезжать в те страны, где негры получают больше, то олигархи с вожделением ждут наплыва китайцев.
 
Но здесь их ждет унылое разочарование. Кто бы ни заменил их родственников – китайцы или украинцы, хозяин быстро организует смычку между собой и новыми рабами и скинет доморощенных, глупых и жадных олигархов. На это у него есть мощное оружие – теория победы пролетариата и маразматические члены коммунистических партий.
Но где же контр-игра? Как перенаправить общественные процессы с их явного увядания и деградации в полноценное развитие? Где те точки, на которые надо обратить внимание?
 
Прежде всего, надо обратить внимание на рукоятку топора. Она деревянная и сродни тем деревьям, которые вырубает топор с ее помощью. Следовательно, в Армении не должно быть нечестных людей, не должно быть обманщиков, лгунов, воров, клеветников, продажных и подлых. Или, в обратном случае – впадем в новое тысячелетнее рабство.  Не может быть свободным - раб по воспитанию,  он трансформируется в раба по призванию. Законы Хаммурапи, которые отразили частично и дух протоармянской культуры, устанавливают смертную казнь за ложь, за клевету, не говоря уже о воровстве. Хаммурапи – это Сталин древности. Как и наоборот, Сталин – это Хаммурапи 20 века. Вавилон процветал, став столицей мира. И все инсинуации в его адрес, это клевета врагов, порочащих такое высокоморальное государство. Спустя 200-300 лет после его варварского разрушения этими врагами, они напридумали каких-то пророков, которые якобы, уже грозили Вавилону падением. Но, не обелив себя, они лишь удивили непомерными пределами человеческой мерзости.
 
Но вернемся к контр-игре. Одна точка уже обозначена. Читатель волен ее отвергнуть. Пусть предложит свою. Другая точка – это повышение социальной грамотности. Средний житель РА должен иметь за пазухой собственный проект развития Армении. Лучше, если это уже разработанная программа, но совсем без идеи о  будущем нельзя приблизить будущее. Настаиваю на том, что это должна быть его собственная идея или программа. Сопоставляя свои программы, люди следуют за теми программами, которые оказались более реалистичными, энергосберегающими, эффективными.  Без своей программы они немедленно оказываются в паутине чужой.
 
Следующий пункт – организационное строительство. Все люди почти 100% своего времени проводят в организациях: на улице, в кафе, на работе, в общественных или государственных организациях и т.д. Организации формируют человека. Входя в них, он подчиняется их уставу, нормам и правилам, царящей в них атмосфере. Организационная активность имеет свои философско-социологические основания, которые передаются затем включенным в них людям. Все организации РА возникли на базе принципов рыночной экономики, т.е., как реализация принципа хищнического, бессердечного, разбойного отношения к человеку и природе. Они же сформировали тип сегодняшнего гражданина РА. Входя в эти организации, он приобретает ту идентичность, которая соответствует духу организации. Но продолжает ли он оставаться армянином внутри этих организаций? Можно ли возникшую в этих организациях культуру (которая является чисто рабовладельческой культурой) относить к армянской? Если же армянская культура отличается от вышеуказанной, то можно ли считать государство РА армянским? И наконец, не потеряли ли мы вообще свою армянскую идентичность? А если она и теплится где-то, то почему мы не видим в РА ни одной организации, опирающейся на эту идентичность? Т.е., мы не имеем в РА ни одну организацию, формирующую армянина. Даже в школах.
 
Раскроем скобки. В философии принято разделять все виды мировоззрений на внешние и внутренние. Внутренняя философия упорядочивает свой дом и государство, внешняя философия алчет разрушить чужой дом и государство. Паразитизм и разбойничество как образ жизни неизбежно переходят в такой же образ мысли, творят разбойничью идеологию. Например, как вышеуказанную классовую теорию. Как получилось, что мы не разобрались в них и перепутали одну с другой? Биологи сказали бы, что данная популяция потеряла инстинкт самосохранения и обречена на вымирание. Но военные победы говорят о другом. Тогда почему мы не можем освободиться от третьего этажа? Только ли въевшееся в нас раболепие не отторгает чужеродность хозяина? Но ведь именно наличие внешнего хозяина внушало и всегда будет внушать нам неприятие и враждебность к нашим сородичам из всех окраин и диаспор, будь то сирийцы, бакинцы, или исламо-армяне. Именно этот фактор формирует идентичность армян, как минимум, последнее тысячелетие. Поэтому, только став самостоятельными, мы сможем полюбить свой народ. И изгнать рабство из своей среды. И стать, наконец, Армянами.
 
Григорьян Э.Р., социолог.
 
  -   Аналитика
Новости Армении и Диаспоры - Ноян Тапан (www.nt.am)